КРИПТОЛОГИЧЕСКАЯ КРЯКОЗЯБРА или ЖЕНЩИНА, РАЗГАДЫВАЮЩАЯ ТАЙНЫ

Все мы родом из детства, из страны загадок и тайн, но к определенному возрасту вера в эти сакральности перестает нас вдохновлять, и это становится, иногда, даже в тягость, но не для Элизабет Фридман – первой женщины- криптолога, о которой многие забыли!

Пришло время напомнить…

Родилась Элизабет Фридман в Хантингтоне, Индиана, в семье квакеров (протестантское христианское движение), в 1892 году — она была младшей из девяти детей. Кстати, ее мать была против имени Элизабет, поэтому она дала дочери имя с особым написанием Elizebeth.

Окончила Элизабет «Колледж Хиллсдейла» в штате Мичиган по специальности «английская литература», она проявляла большой интерес к языкам, изучала латынь, греческий и немецкий. После окончания колледжа, спустя год в поисках работы, Фридман переехала в Чикаго и по совету друзей пришла местную библиотеку. Там она узнала, что один богач ищет девушку для своего проекта — увлекающуюся литературой и желающую разгадывать тайны! Сотрудница библиотеки набрала кого-то по номеру телефона и через пару часов Элизабет познакомилась с предпринимателем и филантропом полковником Фабианом, который предложил ей работу в лаборатории в своём имении Ривербэнк, расположенном в Женеве, штат Иллинойс.





Лаборатория, находилась в 40 милях к западу от Чикаго на реке Фокс в ппоместье семьи Джорджа Фабиана. Магнат, чья семья разбогатела на продаже галантерейных товаров, спонсировал и вдохновлял «сообщество мыслителей», которые продвигали науку в таких областях, как акустика, криптография, генетика и физиология человека и животных. Он создал первый независимый исследовательский центр, который стал основой для Агентства национальной безопасности МИ-8. В лаборатории Ривербэнк работали более 15 высококвалифицированных специалистов — переводчиков, специалистов в области акустики, машиностроения, аспиранта в области генетики, и других.

Фабиан поручил Элизабет Смит (девичья фамилия) совместно с Элизабет Уэллс Гэллап и её сестрой проверить гипотезу об авторстве пьес и сонетов Шекспира, которые на самом деле были написаны философом Френсис, а также расшифровать закодированные сообщения, которые должны были содержаться в пьесах и стихах Шекспира.

Лаборатория была фактически единственным учреждением в США, до создания МИ-8, способным расшифровывать кодовые сообщения и во время Первой мировой войны подразделения правительства США частенько направляли своих сотрудников на обучение криптографии.

Во времена Первой мировой войны государству требовались талантливые люди, которые помогли бы с расшифровкой перехваченных сообщений противников. Джордж Фабиан предложил кандидатуру Элизабет и Уильяма. Как Фридман помогла выиграть спор между США и Англией и открыла курсы по криптографии.






Во время работы в Лаборатории, точнее в свой первый рабочий день в поместье девушка познакомилась с Уильямом Фридманом, сыном русских эмигрантов, а в мае 1917 года, Элизабет Смит вышла замуж, вместе с ним в Лаборатории они проработали 4 года, после чего в 1921 она перешла работать в военное министерство в Вашингтоне.


Фридман позже писала об этом дне в своём дневнике:

«Эта работа очень сблизила нас. Возможно, если бы не она, то он так и остался бы жить на своей мельнице, копошась в семенах». "Он был одержим изучением тайн природы, она — буквами, словами, предложениями. Они были двумя здравомыслящими людьми в этом сумасшедшем мире."


После работы на ВМС США в 1923 году Элизабет перешла работать в таможенную службу министерства. В таможенной службе её усилия были направлены на борьбу с контрабандистами и нелегальными торговцами алкоголем, что было чрезвычайно актуально после введения «сухого закона» в США в 1919 году.




«Она стояла в зале судебных заседаний и оглядывала присутствующих взглядом, на скамье подсудимых были разные люди: помощники шерифа, директора крупной фирмы по перевозкам, мелкие бандиты и моряки. Все они сидели по ту сторону тюремной решётки только потому, что она расшифровала их тайный шифр. Благодаря этому шифру преступники передавали свои сообщения о перевозках нелегального спиртного в Америку».

За время работы на береговую охрану и Таможенную службу во времена сухого закона, она расшифровала более 12 тысяч сообщений бутлегеров. Благодаря её заслугам властям США удалось привлечь к ответственности многих контрабандистов, действовавших в Мексиканском заливе и на побережье Тихого океана, а также в Хьюстена (Техас) и Новом Орлеане. Благодаря её усилиям в 1933 году были вынесены обвинительные приговоры в отношении тридцати пяти главарей бутлегеров, которые были признаны в нарушении закон Волдеста.




Но, она любила не только разгадывать шифры, но и демонстрировать как она это делает:

Обычно, Фридман, брала кусок мела, встала перед доской и на протяжении нескольких часов объясняла судье и присяжным основы криптоанализа, говоря о простых шифровальных схемах, о том, как специалисты раскодируют сообщения с помощью ключевых слов, как непонятные, на первый взгляд, слова можно расшифровать с помощью кодовых книг и диаграмм.

«Как вы можете узнать из этой непонятной крякозябры «MJFAK ZYWKB QATYT JSL QATS QXYGX OGTB», что это тоже самое что и «Корабль стоит на якоре в гавани, куда и когда вы отправите топливо?» - спросил адвокат подсудимых у криптоаналитика.

После одного громкого дела о Фридман написали практически во всех газетах и отметили, что «благодаря её навыкам по взлому кодов она смогла остановить самую крупную преступную сеть» и стала «Немезидой всех контрабандистов Америки».

В ее арсенале также имеется дело об урегулировании спора между канадским и американским правительствами по поводу принадлежности парусника I’m Alone. Судно, шедшее под канадским флагом, было потоплено Службой береговой охраны США за неподчинение сигналу «лечь в дрейф». Канадское правительство по факту этого инцидента выставило иск в $ 350 тысяч против США, но анализ двадцати трех радиосообщений, расшифрованных Фридман, указал, что судно де-факто является собственностью США. Истинные владельцы судна были выявлены и канадский иск был отклонен.




После этого в 1937 году канадское правительство обратились за помощью к Э. Фридман в деле торговца опиумом Гордона Лима и его сообщников. Несмотря на то, что Фридман не владела китайским языком, ей удалось расшифровать код торговцев опиумом, что имело ключевое значение для обвинения. Это дело очередной раз продемонстрировало выдающиеся способности Э. Фридман.

Во время Второй мировой войны группа криптографов во главе с Э. Фридман, работавшая на Береговую Охрану США была переведена в подчинение ВМФ США, где они взламывали код немецкой шифровальной машины Энигма.


Способности Э. Фридман были использованы также в одном из самых громких шпионских дел времён Второй мировой войны — делу В. Дикинсон известной как «женщина-кукла». Велвели Дикинсон вместе с мужем были нью-йркскими предпринимателями, обвеявшимися в шпионаже в пользу Японии. Кукольный магазин Велвели был прикрытием для её шпионской деятельности, она передавала информацию о ВМФ США своим агентам в Южной Америке с использованием стенографии. Переписка В. Дикинсон, в которой содержалось закодированное сообщение о перемещениях американских судов в Перл-Харборе, была проанализированы и расшифрована Э. Фридман, на основании чего в отношении В. Дикинсон был вынесен обвинительный приговор.





В послевоенный период Элизабет Фридман стала техническим консультантом и создала систему безопасной связи для Международного Валютного фонда.


Элизабет Фридман на протяжении своей карьеры работала в тесном сотрудничестве с мужем, но многие её заслуги в области криптографии являются самостоятельными и уникальными.

После выхода на пенсию они продолжили исследование текстов Шекспира и в 1957 году написали книгу «Взгляд шифровальщика на Шекспира», опубликованную под названием «Проверка шекспировских шифров», но это уже другая история…

После смерти мужа в 1969, Фридман посвятила свою жизнь составлением библиотеки и библиография его работ, которая стала крупнейшей частной коллекцией материалов по криптографии в мире передана в библиотека фонда Д.Маршалла в Лексингтоне, Вирджиния.

Скончалась Элизабет 31 октября 1980 году в Плейнфилде, Нью-Джерси, в возрасте 88 лет. Её имя в 1999 увековечено в Залет Славы Агентства национальной безопасности.