Эстер Ледерберг

НАСТОЯЩАЯ ЛЕГЕНДА или ТРЕЙЛБЛЕЙЗЕР ДЛЯ ЖЕНЩИН В ГЕНЕТИКЕ.


Эта статья будет посвящена известной женщине в науке Эстер Мириам Циммер Леденрберг - микробиологу и генетику, родившейся в Бронске, (Нью-Йорк) и заставшей Великую Депрессию, которую в полной мере ощутила на себе, часто довольствовавшаяся на завтрак кусочком хлеба и соком выжатого томата.


"Она была одним из великих пионеров в области бактериальной генетики", - сказал Стэнли Фальков, доктор философии, профессор исследований рака Роберта В. и Вивиана К.

Насколько бы я не хотела развенчать «эффект Матильды» упрямые факты говорят сами за себя. Вот и в этой истории жизни, не обошлось без предвзятого мнения мужчин, в частности ее мужа.

Она стала известной своим сотрудничеством с первым мужем Джошуа Ледербергом, но в историю, как вы догадались, вошло не ее имя! В 1958 году он получили Нобелевскую премию по физиологии и медицине, и он ни разу не упомянул заслуг жены в открытиях – ни во время выступлений, ни на гала-ужине. В итоге они развелись.

Но, ее работа в сфере генетики и микробиологии, она была разработчиком лабораторных методов, которые помогли поколению исследователей понять, как функционируют гены, была чрезвычайно важна не только для нее, но и для многих женщин-ученых в Стенфорде, которые по праву считали её трейлблезером в мир свободы и женской науки.




"Она была настоящей легендой", - сказала Люси Томпкинс, доктор медицинских наук, профессор медицины и микробиологии.

Будучи профессором кафедры микробиологии и иммунологии, Эстер Ледерберг проводила исследования в то время, когда женщины были в меньшинстве на Стэнфордском факультете.


"Она разработала лабораторные процедуры, которые все мы использовали в исследованиях", - сказал исследователь рака Стэнли Фальков из Медицинской школы Стэнфордского университета.

Она заложила основу для демонстрации того, как фаги могут передавать гены между бактериями, и ее результаты имели решающее значение для улучшения понимания того, как регулируются гены, как части ДНК распадаются и рекомбинируются, чтобы сделать новые гены, и как процесс создания РНК из ДНК начинается и останавливается.

К своей работе она подходила очень творчески - она работала над методом нанесения реплик на бактериальные колонии, используя довольно неортодоксальный метод: эксперименты были выполнены с использованием аппликатора для макияжа.

В своих воспоминаниях ее второго мужа, Мэтью Саймон сказал, что ей пришлось ходатайствовать перед деканом медицинской школы, чтобы получить хоть какую-то должность, после чего ей предложили начать работать на статус ниже, ее интеллектуального уровня – ассистентом лаборанта. И это была лишь одна из многих историй, одна проблем, связанных с тем, чтобы быть женщиной-ученым в первые дни генетических исследований.


"Она бы пересказала истории о том, как все происходило на самом деле, что не всегда так, как пишут в научной литературе", - сказал Фальков.


Ледерберг была безграничным хранилищем информации о бактериальных и фаговых штаммах, с которыми она работала, сказал Кайзер. По его словам, исследователи во всем мире пожинали плоды ее методических записей и почти фотографической памяти. И чтобы облегчить сотрудникам жизнь, она руководила Справочным центром в медицинской школе с 1976 по 1986 год, в том числе, один год после выхода на пенсию в 1985 году.


"Экспериментально и методологически она была гением в лаборатории" - Дж. Кэхилл.

Доктор Эстер Ледерберг также основала и была руководителем Директивного Центра по Плазмидам в Стенфордском университете (PRC, Stanford University). Этот центр имеет большую коллекцию, содержащую все типы генов, закодированных на устойчивость к антибиотикам, на невосприимчивость к тяжёлым металлам на вирулентность, конъюгацию, колицины, транспозоны, температурную чувствительность и другие неизвестные факторы. Большинство из этих плазмидов всё ещё не полностью изучены.


"Эстер была веселой и обладала отличным чувством юмора, но я полагаю, что она хотела бы, чтобы ее помнили в основном как ученого, через которого она прошла и прошла до самых последних дней" – говорил Джонатан Харди, научный сотрудник, доктор философии и друг Ледерберг.

Помимо увлечения наукой, Эстер усиленно занималась изучением и практикой "Старинной музыки", включающей средневековый, ренессансный и барочный периоды западной музыки с использованием оригинальных инструментов.

Она основала в 1962 году оркестр "Mid-Peninsula Recorder Orchestra", который до сих пор привлекает музыкантов-любителей в этом районе для игры композиций с XIII века по настоящее время.

Фридрих Палмер (Frederick Palmer) музыкальный руководитель MPRO, вспоминая об Эстер, заявил:


«Одна из бед в руководстве любого музыкального ансамбля, состоящего из добровольцев, это постоянные переживания о том, все ли придут на репетиции и все ли части будут сыграны должным образом. Мне никогда не приходилось беспокоиться об Эстер. Даже после того как ее здоровье пошло на спад, и она не могла обходиться без ходунков для инвалидов, Эстер редко пропускала репетиции и настаивала на том, чтобы играть на концертах, которые устраивал наш оркестр, несмотря на ее ограниченную подвижность'.

В 2000 году её процитировала "San Francisco Chronicle", заявив, что она всегда хотела играть на флейте, но по прихоти взяла в руки диктофон и тут же влюбилась.




"Вы можете начать в любое время, даже если этим не занимались всю жизнь", - сказала она в то время.


И именно через общий интерес Early Music она познакомился с Мэттью Саймоном, своим вторым мужем, который женился на ней в 1993 году.

Я восхищаюсь такими женщинами, их многогранностью и тяги к жизни во всех ее проявлениях!

Профессору Ледербергу, которая жила в Стэнфорде, было 83 года, когда она умерла 11 ноября от пневмонии и сердечной недостаточности.

Просмотров: 1

Недавние посты

Смотреть все