Эффект Матильды

Историческая традиция непризнания женщин-ученых, их вклада в научные открытия, явление систематическое и традиционное в научных кругах.

«Эффект Матильды» – это теория, которую Маргарет У. Россистер опубликовала в 1993 году, с целью привлечения внимания к одному из самых актуальных вопросов того времени – занижению открытий и исследований женщинами учеными. Сегодня дела отстоят намного лучше, неправда ли? Не всегда, отвечу я вам, сегодня также существует проблема дискриминации женщин в научном мире, и считаю, что популяризировать женщин в данной сфере просто необходимо, об их открытиях должен знать каждый!



Сегодня мне хочется раскрыть для вас судьбу ещё одной необычайно талантливой и целеустремленной женщины-ученого, а именно Розалинд Франклин.

Женщина, которая известна всем своей работой по изучению структуры ДНК, но чей существенный вклад был сведен к минимуму её коллегами при ретроспективном описание ими «своего» открытия. Она умерла за четыре года до того, как её коллеги-мужчины были удостоены Нобелевской премии в 1962 году.

Есть известные факты о Розалинд Франклин, как о женщине, получивший рентгенограмм структуры ДНК, изучавшей использование угля и вируса полиомиелита.

Но были и другие интереснее факты в её личной жизни, которые, на мой взгляд, не заслужено остаются в тени.



Смелость - вот что было присуще ей с самого рождения, смелость которая помогла ей поступить в Кембридж, зная, о том, что ей присвоят лишь номинальную степень, так как женщины, на тот момент, не имели права получать ученую степень.

Смелость позволила ей быть прямолинейной и отказываться от следования уготованных женщине ее времени роли.

Смелость уйти из Кембриджа, так как она считала, что человека нужно оценивать по его интеллектуальным способностям, а не по гендерном признаку, с чем был не согласен её научный руководитель.

Смелость называть себя агностиком и не испытывать благоговения перед религией.

Смелость, во время Второй мировой войны, руководствуясь своим желанием внесли личный вклад, оставить изучение спирали ДНК и углубиться в изучение структуры угля, что в дальнейшем помогло усовершенствовать имеющие в Британии противогазы и спасти жизнь сотни солдат.

Смелость спасти европейских евреев, бежавших от нацистов, во время Второй мировой войны и взять в семью двух еврейских сирот.



Розалинд обожала пешие походы, и туризм остался одним из ее жизненных увлечений, наравне с зарубежными поездками. Но, больше всего она любила учиться и познавать что-то новое, и очень сетовала, если не могла получить знания в должном виде.

В письмах к родителям она писала:

«практически весь Кавендиш (так она называла Кавендишскую лабораторию в Кембридже) исчез; биохимия почти полностью читалась немцами и не могла выжить.»

Она увлекалась многим, но больше всего любила науку:

«Вы смотрите на науку (или, по крайней мере, говорите о ней) как о каком-то мягком, деморализующем изобретении человека, чем-то далеком от реальной жизни и которое должно быть осторожно охранено и сохранено отдельно от повседневного существования. Но наука и повседневная жизнь не могут и не должны быть разделены. Наука для меня дает частичное объяснение жизни. В той мере, в какой это происходит, она основана на фактах, опыте и эксперименте.»


Очевидно, в те годы в научной сфере женщина, по общепринятому мнению, должна была хорошо выглядеть, лучезарно улыбаться и безропотно дарить мужчине результаты своих трудов. Женщин в академических кругах не жаловали ни на лекциях, ни в лабораториях, их не приглашали и на неформальный встречи, где ученые мужи делились опытом, обменивались мнениями и продолжали решать свои научные вопросы.


Пришло время отдать почести Розалинд Франклин – женщине, которая боролась с сексизмом в науке и ускорила революцию в медицине, биологии и сельском хозяйстве.


Просмотров: 1

Недавние посты

Смотреть все